2.22.2012

Политкорректность и ее жертвы

Новый, неизвестный науке вирус расползается по миру, поражая центральную нервную систему и постепенно приводя к полной идиотии. Симптомы: паранойя, агрессивность, неадекватность, утрата чувства юмора и здравого смысла, отупение и самовлюбленность. На Западе этот вирус получил название РС (читается как «пи-си»), что означает political correctness – политическая корректность.

Вообще-то зараза эта известна давно. Владимир Буковский, хорошо известный в 70-е годы русский писатель-диссидент, рассказывал в своем интервью одному болгарскому изданию, что с явлением этим он впервые столкнулся в 1983 или 1984 году. «Я шел в свою лабораторию, а навстречу по лестнице спускались две девушки. Я придержал для них дверь. Они поглядели на меня с презрением и сказали: «Мужская шовинистическая свинья»», мол, Буковский попытался унизить их тем, что они, мол, не могут сами открывать двери, и вообще женщины это «слабый пол».

Удивлению Буковского не было предела, и все же он не совсем прав: корни политкорректности уходят куда глубже – как минимум, во времена появления «новояза», а возможно, и еще дальше – в эпоху царской цензуры, то есть в 19-й век.


Пиво «Зайка-ушатайка»


Вот самый свежий на сегодняшний день пример действия вируса РС, буквально вчера попавший в фокус внимания западной прессы. Одна бодрая старушенция по имени Кэти Грин, депутатша британского парламента, заметила в парламентском баре совершенно жуткую, по ее мнению, бирку на бочонке эля. На бирке была изображена полуодетая девица в костюмчике «банни», то есть девочки из «Плейбоя» – с заячьими ушками.

Наведя резкость, депутатша пришла к выводу, что реклама эта унижает женское ество, и ринулась на трибуну, требуя, чтобы продажу данного продукта немедленно прекратили. Несмотря на всю абсурдность ее требований и смешки в зале, сэр Джордж Янг, являющийся лидером Палаты Общин и лордом- хранителем печати сказал, что примет меры – и принял… Эль «Топ Тротти», что можно вольно перевести как «Зайка-ушатайка», был изгнан из парламентского кабака.

Вообще говоря, производителям эля в Англии приходится нелегко. Это вам не Украина, где все пиво разливается из одной бочки, а этикетки расклеиваются наобум, тут действительно конкуренция. Пивоварам приходится выкручиваться, пытаться обратить на себя внимание. Реклама эля бывает действительно двусмысленной. Однако, рассмотрев примеры другой рекламы, «Топ Тротти» трудно в чем-то обвинить.

Кроме того, другие сорта пива, которые продаются в баре, носят еще более вызывающие названия, типа «Розовые щечки», «Всунь да высунь», «Дай разок», да и этикетки там соответствующие. Особенно потешились над полоумной старой девой в «Твитттере», правда, шутки твиттерян вообще непереводимы.

На это обратили внимание другие депутаты. Депутатшу пожурили за отсутствие чувства юмора и чрезмерный пуританизм, но запрет пока остается в силе – кто ж будет смеяться над лордом-хранителем печати?

Но все же главный удар по политкорректорше сделал сам Вики Слейтер, производитель «Зайки-ушатайки».

«Ну во-первых, я просто не могу поверить, что при нынешнем состоянии экономики депутатам-лейбористам больше не о чем говорить, как о названии пива.

Но весь этот шум для нас пошел на пользу. Продажи моментально выросли. Со всей Британии нам звонят и делают заказы. Снедавнего времени заказы удвоились, чего еще никогда не бывало».




Жертвы политкорректности

Случай с «зайкой-ушатайкой», принесший «жертве» определенную выгоду – чрезвычайно редкий. Как правило, атаки на почве политкорректности заканчиваются плохо – истрепанные нервы, сломанные судьбы. Таких жертв, вероятно, сотни, а то и тысячи. Достоянием гласности становятся лишь немногие случаи, касающиеся известных персон.

Так в прошлом году за неосторожную фразу о Гитлере был изгнан с Каннского фестиваля режиссер Ларс фон Триер. Бедолаге пришлось извиняться, но урон его репутации был нанесен немалый.

Нечто подобное случилось и с известным кутюрье Джоном Галиано. В одном из парижских кабачков, хлебнув лишнего, Галиано брякнул парочке евреев, заползших в кафе, мол, ему нравится Гитлер, а их, евреев, нацисты бы запросто кокнули. Ну, выпил человек, ну, сболтнул – с кем не бывает? Но не тут-то было! Евреи были не простые, а американские, случай попал в прессу, и голливудская знаменитость – актриса Натали Портман сказала журналистам, что поведение Галиано «отвратительно». Результат: Галиано выгнали с работы из дома моды «Диор», да еще и оштрафовали на 6 тысяч евро в парижском суде за нехорошие отзывы о евреях.

Конечно, фон Триер и Галиано от этого не умрут. Люди они известные, со связями. К тому же в Европе в последний год-два наблюдается настоящий ренессанс гитлеризма, и многие им наверняка тайно сочувствуют. Проблема в том, что жертв политкорректности становится все больше, и он проникает в такие сферы, где его никогда не было.

К примеру, если девушка где-нибудь в Стокгольме откликнется на слова обращающегося к ней парня, то он имеет полное право изнасиловать ее, даже среди бела дня, и где угодно – хоть на ступеньках парламента. Звучит дико, но такова реальность!

Парень, даже если его арестует полиция, может заявить, что она сама его спровоцировала, а он бедный беженец из Пакистана, из которого вынужден бежать, потому что он гей. И ему ничего за это не будет, особенно если он назовется несовершеннолетним и будет иметь, как у нас говорят, «кавказскую национальность». В результате женщины в скандинавских странах настолько запуганы мусульманами, что предпочитают вообще ни с кем не разговаривать, находясь на улице.


О печальной статистике, что именно цветные иммигранты больше всего насилуют скандинавских женщин, причем часто в извращенной форме, группой, и с особой жестокостью, причем зачастую совершенно безнаказанно, писал террорист Брейвик в своем «Компендиуме». К сожалению, статистика эта считается неполиткорректной и запрещена. Как и сам Брейвик – как совершенно неполиткорректную личность ему отказали даже в праве на суд, и тупо заперли в психушку – типичный пример карательной психиатрии.

Дадим слова аборигену «цивилизованного мира». Вот что пишет (один из немногих) активистов борьбы с политкорректностью Роберт Хендерсон в блоге под красноречивым названием «Жизнь в сумасшедшем доме».

«Ситуация, созданная в сегодняшней Британии подобна ситуации в сталинской России. Больше невозможно оставаться в безопасности от сетей господствующей идеологии, потому что идеология постоянно меняется и расширяется.

Даже самые завзятые энтузиасты политической корректности могут быть обвинены в ереси только потому, что они либо не знали о новом идеологическом предписании, либо не предвидели ситуации, в которой придерживаться старого предписания было не нужно». (http://livinginamadhouse.wordpress.com)

Зарубежный политкорректный лексикон

За 35 лет лексикон политкорректности существенно расширился и изменился. Отметим пикантную деталь – довольно часто самим объектам политкорректных высказываний (этническим и сексуальным меньшинствам, инвалидам и пр.) они НЕ нравятся – но кто их об этом спрашивает?

Перечислим хотя бы некоторые словечки из этого «бреда судьи Шрёбера».

«Афро-американец». Придумано в 1988 году Джесси Джексоном. Используется как заменитель обращения «черный», которое, в свою очередь, стало заменителем обращения «негр», считающееся неполиткорректным.

«Ниггер». Белые считают его ужасно неполиткорректным по отношению к неграм, хотя сами негры вовсю называют друг друга ниггерами, и не обижаются. Вполне возможно, что в будущем оно повторит траекторию слова «стерва», и станет общеупотребимым и даже похвальным.

«Азиатский» – используется вместо национальности, неважно, индус ты или японец. «Азиатский» – и все! Считается, что это хорошее слово.

«Коричневый» – используется в отношении кого угодно, но чаще к латиносам.

«Сука, стерва» – эти словечки, наоборот, перестали считаться бранными, и стали вполне политкорректными. Даже слово «блядь» (whore) утратило большую часть своей ругательной силы, хотя пожилые люди все еще чураются его употребления. То же самое и словечки «cunt», «slut» (монда, пелотка). Некоторые современные политкорректные девушки на Западе иногда сами так себя и называют – «вот, купила эту дурацкую кофточку… боже, какая а монда!».

«Макака» – самое неполиткорректное слово 2006 года. Имеет страшную ругательную силу, особенно по отношению к краснокожим. Категорически запрещено употреблять. Из этого делаем вывод, что раньше они на него не обижались. Может, им даже нравилось, кто знает?

«Мама», «папа» – употреблять можно, но не везде, а только в тех местностях, где однополые браки пока не регистрируются. Потому желательно их заменять на «родители», чтобы лишний раз не травмировать ребенка, «родители» которого – парочка людей нетрадиционной ориентации.


Отечественный поликорректный лексикон

Отчасти пересекается с западным. Например, у нас уже начали употреблять «афроамериканец» вместо «негр». То же самое и слово «инвалид» – его нужно заменить на «человек с особыми потребностями». Пришло к нам с Запада.

«Педераст», «гомик», и даже «гомосексуалист», «лесбиянка» – слова ругательные. Вместо них нужно говорить «лицо нетрадиционной ориентации», а лучше ничего не говорить, мол, нормальный, хороший человек.

«Еврей» – запрещено к употреблению, когда является характеристикой национальности конкретного человека. Ситуация та же, что и словом «ниггер» – самим евреям так себя называть можно, а нам их – нет.

«Депутат», «нардеп» – нежелательно. Нужно добавлять «народный депутат» или «депутат областного совета», так лучше.

«Мажор» – говорить можно, но никогда нельзя называть после этого фамилию. К примеру, нельзя говорить, «этот мажор, сын Януковича», хотя да, он мажор, это все знают. Особенно неполиткорректно называть фамилии мажоров, ставших виновниками ДТП, даже если по их вине погибли люди. Тут приходится выбирать, либо «пьяный вдрызг мажор на своем «Бентли» задавил двух студенток», либо «сын народного депутата Н. попал в ДТП, к счастью, юноша не пострадал».

«Русский» – употреблять нежелательно, поскольку ассоциируется со старой властью – СССР и царским режимом. Не рекомендуется говорить «русские люди, русские», правильнее – россияне. Вместо «русский язык» можно при случае ввернуть «российский язык», как это сделал Д.Медведев – это будет вполне политкорректно.

Кстати, самих политиков правильно называть не по фамилии, а в развернутом виде, даже если они не вызывают у вас ни малейшего уважения, например, «Дмитрий Медведев», вместо напрашивающегося «медвепут», «Юлия Тимошенко» вместо просто «Тимошенко».

Как это ни странно, но выходит из употребления слово «гражданин». Его вытесняет слова «украинец», «россиянин», «афроамериканец» т.п.



Конечно, данный список далеко не полон. Почему? Да потому, что политкорректность – это сфера неустанного творчества масс.

В наших краях, в отличие от Запада, где уклон все делается в сторону неких словесных игр, развития новояза, значительно больше не запрещенных слов, а запретных тем. Например,доходы чиновников и президента, их личное состояние – все это считается нажитым непосильным трудом, абсолютно честно, и никому не интересно, сколько именно они нажили и как.

Состояние семьи Путина, Медведева, Януковича, и прочих первых лиц на территории постсоветского пространства обсуждению не подлежит. Впрочем, как и вторых, и третьих.

Хотя коррупция не является запрещенной темой, но говорить о ней можно только абстрактно-отвлеченно, мол, вот еще не совсем преодолена коррупция, не называя конкретных лиц.

Еще более нежелательной темой являются рейдерские захваты, это судебно-сухопутное пиратство. Поразлагольствовать на эту тему могут только крупные издания, да и то не называя имен.

Аналогичным образом запрещена к обсуждению тема компетентности или эффективности того или иного руководителя. Априори считается, что все они безусловно высокоэффективны.

Отметим и позитивные сдвиги – как и в случае со словечком «стерва» слово «олигарх» больше не является ругательным, хотя всю свою долгую историю было окрашено негативно. Правда, по отношению к конкретным людям его лучше все же не применять – какой-то остаток негативности все же остался. Черного кобеля не отмоешь добела!


Политкорректность и нарциссизм


Один из тех, кто отнесся к политкорректности серьезно, как к социальному явлению, стал философ Филип Аткинсон (1947 г.р.). Он считает политкорректность своего рода «communal tyranny» (что правильнее всего перевести как «тирания масс»), которая изверглась в 1980-х.

«Это спонтанное выражение того, что определенные идеи, выражения и поведение, которые были тогда приемлемыми, должны быть запрещены законом, а люди, которые их проявляют, должны быть наказаны. Она начинается тогда, когда голоса немногих быстро приумножаются, пока не станут неписаным или писаным законом. Те, кто публично проявляет себя как политически некорректный субъект, становятся объектом преследования толпы, если не преследования со стороны государства».

Аткинсон совершенно верно отмечает, что «общество приходит в упадок, когда большинство его граждан становятся эгоистичными, и под его влиянием медленно ликвидируются все ограничения на пути его самооправдания, создаваемые обычаями, верованиями, и законом, то есть традициями». Он верно указывает на абсурдность и несправедливость требований политкорректности и многое другое.

Однако в его концепции чего-то не хватает. Он не может объяснить возникновение «новояза», этапы деградации вырождающихся сообществ, их эмоциональные механизмы – все то, что мы описали в своей работе «Непристойные наслаждения» (в главе «Нарциссические организации»).

Почему возникла политкорректность?

Возникновение политкорректности практически совпадает с началом неолиберальной революции (конец 1970-х) и эмансипацией нарциссических по своему характеру организаций – самовлюбленных сексуальных меньшинств, организаций этнических меньшинств и т.п.

Многие из них научились весьма ловко выбивать деньги из «политически некорректных» вип-персон, бизнесменов и организаций (тот же Джесси Джексон, например, очень ловко выбивал деньги на защите прав негров).

Для нарциссических организаций и групп поликорректность – это искусственно созданная атмосфера, способствующая их обогащению. Для отдельных персон, вроде Натали Портман, возмущавшейся поведением Джо Галиано, требующих политкорректности она является способом получения особого рода наслаждения, которые мы называем «непристойным наслаждением» (хотя на первый взгляд оно может показаться вполне благопристойным). Описанию этой разновидности наслаждения мы также посвятили отдельную главу в нашей книге.

Да, Аткинсон совершенно прав, говоря об упадке общества. Он совершенно прав, говоря о политкорректности как проявлении социального слабоумия – «ее сторонники не понимают, ни последствия своих требований, ни их причины: они безумны; это означает, что любое общество, взявшееся блюсти Политическую Корректность, отказывается от здравого смысла».

Что он не заметил – это глубокой внутренней взаимосвязи и обусловленности феномена политкорректности в политэкономической жизни Запада.

Хотя проявления ее порой граничат с идиотизмом, а ее лексикон постоянно пополняется и меняется в сторону все большей бредовости, она существует потому, что неминуемо должна была возникнуть. Политическая корректность – неизбежная спутница развитого, но все более закупоривающегося, нравственно, умственно и идейно деградирующего общества, погрязшего в своем нарциссизме и кичащегося своей тупостью.

http://balbess.com